Блудливый кролик
ты рождён оригиналом, не умирай копией
Фэндом: Ван-Пис
Персонажи: Зоро/Санджи
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), AU
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: хз


~Zz*sS~
ZsZsZsZsZsZsZsZsZsZsZs



Пролог



Даже сквозь плотно заложенные уши он слышит громкий шум, выбивающийся из общей среды монотонного тиканья, производимое старым генератором, информируя невольных свидетелей о том, что огромное оборудование заброшенной лаборатории, в котором им приключилось застрять, вышло из строя.
Зоро падает на колени, уже больше не испытывая острой боли в сломанных ногах и не чувствуя холода каменных грязных плит. Окровавленные руки устало свисают вдоль тела, и мужчина, покачнувшись, падает лицом на пол, не заботясь о том, как хрустнул нос и как больно отозвались зубы. Газ заволок полностью его сознание, подчинив сопротивляющуюся жертву. Он лишь чувствует, как замедляется сердце в груди, как заканчивается дыхание, и утихает ритм жизни, погружая его в тяжелые слои сна.
Но его окровавленные тонкие губы растянуты в последней победной улыбке – Зоро не знает, сможет ли он проснуться, когда оборудование выйдет полностью из строя, выпустив его накам из плена, будет ли он ещё жить, и успеет ли подоспеть к этому времени Чоппер… но одно он знал точно, он всё сделал правильно. Луффи и остальные смогут продолжить своё путешествие, и даже если это последнее, что он сделал в своей жизни, то Зоро не жалеет ни о чем.
Они всё равно продолжат странствия... с ним или без него…они…
- Луффи…- последний немой вздох срывает с губ, когда Зоро теряет сознание, скользя внутрь чёрной пустоты за место сердца.

Чёрная пустота, однако, имеет ощущения – тягучие, как мёд, немного острые, как само пламя, приправленные маленькой горсткой боли… он чувствует, как ток прошивает его тело, раз за разом, в частом быстром ритме, колыша мрак, и раскачивая умершее сердце – снова разжигая пламя внутри него.
По телу пробегает волна тепла в хаотичном порядке – согревая, распаляя, даря наслаждение жизнью. Он пытается заставить своё тело двигаться, но конечности не подвластны, они подчиняются тому, кто заставляет Зоро гореть изнутри, работать, как исправленный механизм, безоговорочно подчиняясь. И Зоро становится душно, он задыхается собственным жаром, больше не в силах терпеть эту пытку.
- Зоро…- на краю сознания слышит он своё имя, произнесённое знакомым хриплым голосом. Кажется, это…

Во второй раз Зоро просыпается, когда его кто-то сильно теребит за плечо, от чего мужчина сотрясается всем телом.
- Маримо, твою мать!
- З-завитушка?- каркающим голосом переспрашивает он, с усилием разлепляя отяжелевшие веки и узнавая голос.
- Давай, маримо! Подъём! Если ты сейчас не поднимешь свой зад, то мы оба опоздаем на работу!
Его снова тормошат за плечо, до боли сжимая и поднимая с нагретой постели. Зоро угрожающе шипит, когда боль пронзает висок острой иглой - прошивая насквозь и заглушая назойливые пыхтения блондина.
- Маримо! Подъём! Твою мать, у меня сегодня конференция!
- Завитушка…- шепчет мечник,- заткнись на минуту.
Но Санджи его игнорирует, грубо вздёргивая за плечо, заставляя подняться, не беря в расчёт, как громко рыкнул мечник от новых приступов боли. Он толкает его в спину, заставляя двигаться.
- Иди - умойся, я принесу тебе вещи.
Зоро не понимает куда он идёт, одной рукой продолжая сжимать лоб, второй ощупывая местность впереди – по крайне мере ворчания Санджи стали не столь громкие, чтобы в конец свести мужчину с ума.
Он обнаруживает себя в большом светлом помещении, стоя напротив настенного зеркала, по бокам обклеенного маленькими пиратскими корабликами.
В кругообразной зеркальной поверхности он видит своё отражение – припухшее лицо, в прищуре заспанные глаза, взлохмаченные с утра темно зеленые волосы, и привычные три серьги в левом ухе.
Медленно моргая, он вглядывается в отражение, толком не узнавая себя и спрашивая, когда он так быстро постарел.
В проёме вырисовывается высокая фигура Санджи, и Зоро уже более осмысленным взглядом смотрит на него. Всё тот же лениво пренебрежительный взгляд из-под светлой копны волос, острые черты лица и неизменные завитушчатые брови. Он кидает мечнику сверток чего-то темного и угрожающе наставляет на него палец:
- Не думай, маримо, что я забыл, про вчерашнюю ночь. Поэтому сегодня у нас с тобой будет тяжелый разговор.
Многозначительно хмыкнув, он вышел из комнаты быстрее, чем плохо соображающий мозг мужчины смог что-либо понять.
- Что?- хрипит Зоро, слишком резко опустив голову и зашипев от новых приступов боли,- а, чёрт.

Он одевает то, что принес Санджи, не найдя в себе силы чему-либо удивляться. Кажется, что так правильно, что его будит завитушчатый придурок, и что они потом куда-то едут… на работу? Работа? Нет, подождите, а как же лаборатории? У него сегодня нет времени на работу, ему нужно кого-то спасти…
Зоро не помнит ничего, он даже не понимает, что сейчас происходит – где он, что он отвечает на недовольное бормотание блондина, куда его везут…
Миллионы вопросов и в каждом ещё по сотни дополнений к вопросам, но ответа нет ни на один. И попытка найти ответ приводит только к ещё большей туманности в голове.
Он скользит губами по губам блондина скорее по привычки, чем по собственному желанию, а затем покидает его машину – шатаясь, доходит до огромных стеклянных дверей центральной улицы города, отвечает кому-то на пожелание «удачного утра» и оказывается в огромном холле, с треугольным столом администрации, где ему уже привычно улыбается широкой белозубой улыбкой девушка. Он знает, что её зовут Клер и что она извращенка – и в её понимании Зоро одна из главных звёздочек её любимого шоу.
Нужно сделать всего пару шагов, чтобы оказаться рядом с ней, ответить на вопросы, вдохнуть ненавистный аромат её фиалковых духов, получить сообщение от боса и сказать, что он сегодня берёт выходной, потому что ему срочно нужно попасть в лабораторию и вывести из строя главный генератор, пока тени окончательно не поглотили их. Пока он ещё может дышать.
Нужно всего лишь сделать шаг и извиниться…
Ноги подчиняются, повиновавшись и ступив в неожиданно темнеющий мир.




Глава 1


Не так он себе представлял больничный потолок. Точнее, Зоро в принципе никогда не задумывался о том, чтобы лечь в больницу, но, по крайне мере, он надеялся на совсем другой исход.
- У него острое нарушение обмена веществ, в связи с кислородной недостаточностью, проще говоря, Санджи, у него был обычный обморок.
- Тогда какого хрена, Чоппер, он лежит у тебя?!
Маленькая светлая палата оснащена телевиденьем, как уже знал Зоро, что по ней транслируются занимательные вещи. Мягкая кровать, чуть шире его родного гамака на Мери Го, отвратительный запах дешёвого пойла, попросту чистого спирта, и тонкие стены, из-за которых очень хорошо слышны переговоры медсестричек, когда они проходят мимо, это всё и предстало, озаглавленное как больница, перед мужчиной.
- Дело в том, что у Зоро…
- Чоппер, говори.
- Я... мне сложно сказать это, Санджи, я… я не знаю, как…
- Чоппер, просто соберись и скажи это. Маримо сошёл с ума?
Запах спирта почему-то иссушивает горло, от чего Зоро вспоминает дрянной вкус дешевого рома на их корабле. Да, алкоголь бы сейчас не помешал. А ещё не помешало бы вернуть ему катаны, чтобы он разрезал к чёрту эти кожаные ремни, ограничивающие ему свободу.
- У Зоро диссоциативное нарушение лимбической системы головного мозга, которое приводит к полному стиранию знаний о своём прошлом.
- Что?!
- Он не узнаёт своих коллег на работе, чем он занимается и кем работает. Санджи, он даже не узнал своего секретаря! А руководителя своего отдела вообще обозвал ведьмой!
Но лучшим вариантом было, если бы он не лежал здесь, глядя на маленький монитор телевизора, скучая и подслушивая чужие разговоры. Лучше бы он не попадал в этот сон, а просто спокойно умер бы там, на холодном полу лаборатории, зная, что его накама будут жить дальше.
- Я разговаривал с ним, когда он три часа назад пришёл в себя, и… меня, он по всей видимости знает, но внешне не узнаёт.
- Он что-то говорил обо мне?
- Он спрашивал про Луффи и катаны.
- Похоже, он сильно ударился головой, когда падал в обморок
Чтобы там не говорили за стеной, Зоро помнит всё – память у мужчины всегда была хорошая, а сообразительность работала ещё лучше. Сопоставить пару фактов не было долгим делом.
Теперь он здесь, в собственном бреду, выслушивает диалог между огромным мужчиной, по ошибке называющий себя Чоппером и истеричной завитушкой, почему-то о нём беспокоящийся.
-Санджи, почему ты мне не сказал раньше, что у него были проблемы с памятью? Диссоциативное нарушение это очень тяжело! И дальше может быть только хуже…
- Не было ничего! Я имею в виду, что не замечал за ним никаких изменений…
- Санджи, вы так и не помирились?
- Нет! Вчера у нас снова стало всё, как было!
- Ты его ударял?
- Говорю, нет же!
Зоро внимательней прислушивается к двум низким мужским голосам за дверью. До смерти хотелось намочить пересохшее горло чем-то крепленным.
Диалог между бровастым и доктором складывался довольно интересный и занимательный, если бы не касался его лично. Странно, что вечно влюбленный в женскую грудь извращенец так ярко выражает свои переживания, срывая голос на крик не в угрозе, и в жалобах. Хотя, может быть, в своём подсознании он всегда хотел видеть кока таким?
Зоро фыркает несуразности его самой наиглупейшей мысли в жизни.
- Ты не замечал в нём ничего странного? Чтобы он мог задуматься над чем-то на долгое время? Или задавал какие-то странные вопросы? Санджи, расскажи мне всё, что вчера произошло.
- Маримо вёл себя как обычно. Мы встретились с ним после работы, поужинали в «МонтеГрю», станцевали пару танцев, потом приехали домой, распили две бутылки красного, и бутылку его любимой «белой лошади», затем занялись сексом и легли спать.
Зоро неожиданно заходится кашлем, когда он слышит не громкое смущенное бормотание блондина об их вчерашнем «маленьком приключении».
- И ничего необычного?
Секундная тишина, и Зоро утихомиривает кашель раззадоренного пересушенного горла, от чего покраснело его лицо и вздулась венка на лбу.
- Санджи… это очень важно, скажи мне, что вчера необычного ты заметил в Зоро.
- Ничего необычного, Чоппер! Если только не считать того, что во время секса он неожиданно заснул, я даже на пару секунд подумал, что он умер.
- Возможно, что психологическое и физическое перенапряжение, усиленное нехваткой кислорода… эм, я хотел сказать, что это мог быть обморок. Зоро жаловался тебе на что-то?
- Шутишь? Он постоянно ворчит! Начиная от носков заканчивая карбюратором мой крошки! Он всегда был ворчливой задницей, Чоппер.
Зоро скрипит зубами от злости, его лицо, вначале побелевшее, как мел, теперь пошло красными пятнами. Пальцы непроизвольно сильно сжимают тонкую материю покрывала.
- И я знаю, когда он теряет сознание, Чоппер. Это было не то.
- Может быть, это из-за ваших постоянных ссор? Нет-нет, Санджи, я не обвиняю тебя! Но стресс, психическое состояние очень сильно действуют на наш организм, а Зоро чувствительный человек, хотя и скрывает это… Он не получал никаких известий из Родины? Может быть, с его отцом что-то случилось, и поэтому так реагирует.
- Я выяс… э, маримо?
Зоро более не мог сдерживать себя. Вырвав к чертям иглу из вены, он вскочил с постели, и с диким головокружением добрался до дверного проёма, влажной дрожащей рукой потянув на себя ставшую неимоверно тяжелую дверь.
Они удивлённо смотрят на покачивающуюся фигуру мужчины с перекошенным от злости красным лицом.
- Зоро!- восклицает первым огромный рыжеволосый врач,- тебе нельзя вставать! Ты чем думаешь?!
- Маримо,- снова зовёт блондин, протягивая навстречу руку.
Взгляд Зоро замечает его пыльный бежевый плащ, торчащий из кармана уголок галстука, смятый воротник рубашки, неправильно застёгнутый пиджак явно дорогого классического чёрного костюма.
Он игнорирует протянутую руку, делая шаг вперёд и хватая парня за воротник, сдавливая материю у горла. Его темно зеленые глаза смотрят злобно, мерцая демоническим пламенем, от чего Санджи, обрывая себя на полу слове, был заворожен этой дикой яркой эмоцией – как давно он не замечал этого в Зоро.
- Что за бред ты здесь несёшь, эро-кок,- рычит он ему в лицо, склоняясь и почти касаясь кончиком его носа,- хочешь, чтобы я надрал твой зад?!

@темы: Зоро/Санджи, фанфик