Блудливый кролик
ты рождён оригиналом, не умирай копией
Фэндом: Ван-Пис
Персонажи: Санджи, Чоппер, Робин, Зоро
Рейтинг: PG-13
Жанры: Юмор
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика.
Размер: драббл
Статус: закончен


~Zz*sS~
ZsZsZsZsZsZsZsZsZsZsZs



В последнее время с Чоппером творилось что-то странное. Точнее не так – команда знала, что их маленький корабельный доктор снова был чем-то увлечён, пропуская игры с Луффи и Усоппом за важным для него занятием, а иногда даже не вылезая из своей каюты на обед или ужин.
Команда на корабле не отвлекала увлечённого оленёнка от занятий. Лишь завидев, как горит задорным пламенем огонёк знаний, азарта и любопытства в тёмных детских глазах, порой становившийся по не детски зловещим, уже с пылающим экспериментаторским духом и каплей зарождающейся безумством гения – они почтительно не докучали, лишь с интересом и любопытством ожидая конца.
Чоппер не выходил из своей каюты уже третьи сутки, лишь иногда отрывает взгляд от бесконечной череды иероглифов на листах книг или тетрадей, чтобы дотянуться до уже остывшего рагу на одной из стопок книг, аккуратно прикрытого розовым платком. И отбросив грязную и ненужную посуду в сторону, заметить сладкий сахарный леденец с кусочками засушенных фруктов. Сунув сладость в рот, он снова углубится в чтение, не отрываясь, скользя взглядом по своим многочисленно выведенным теоретическим формулам.
Неожиданно перо упало на пол под тихий глубокий вздох. Оторвав расширенные чуть красноватые глаза с широкими зрачками от очередной формулы, он стал быстро оглядывать комнату в поисках нужной книги. Листы, энциклопедии – всё летело в разные стороны, смешиваясь и сворачивая нежные листы под тяжестью – оставляя на них грубые жёсткие полосы.
- Возможно всё-таки…- бормотал себе под нос оленёнок, поправляя съехавшую на лоб шляпу.
Ещё сутки он просидел, раздумывая, в очередной раз пробегая глазами по собственным записям, и наконец – решаясь.
Совсем не тихим вечером, где на палубе устраивали гонки в бочках капитан с канониром, Чоппер вышел в момент, когда Нами уходит в каюту, проворчав о «всяких идиотах».
Робин выглядела удивлённой, хотя и пыталась скрыть – заметив, что маленький пушистый доктор, смущаясь, но всё же подходит именно к ней (для женщины был не секрет, что накама её побаивается).
- Оленёнок-сан,- улыбаясь, поприветствовала она его,- рада снова вас видеть. Как успехи?
- М-м… Р-Робин.. я тут…- он вздохнул, затем ещё секунду решаясь, выпалил,- мне нужно с тобой проконсультироваться!
- Конечно, оленёнок-сан,- снова улыбнулась она, указывая рукой на свободный шезлонг рядом, где ещё недавно сидела Нами,- что именно вас беспокоит?
- Если честно…- Чоппер сжался, как-то опасливо покосившись в сторону камбуза и заговорщицким шёпотом продолжил,- я сильно переживаю за Санджи.
Робин удивленно приподняла брови, подаваясь вперёд и облокачивая голову на руку.
- Санджи-сан болен? А выглядит совсем здоровым.
- Всё дело в его «влюблённости» в женщин,- печально вздохнул оленёнок,- я считаю, что у него это выражено слишком ярко и является, по всей видимости, какой-то неизвестной болезнью.
- И вы пытаетесь понять, что это за болезнь?- уточнила тёмноволосая женщина, снова мягко улыбаясь,- по крайне мере одно наблюдение вы уже могли сделать,- и под вопросительный взгляд вкрадчиво пояснила,- оно не заразно.
Раздался грохот вперемешку с хохотом – одна из бочек, с мелькающими пятками в сланцах, вылетела за борт.
- Да, точно, хорошее замечание,- приободрился оленёнок, просияв от того, что Робин понимает и возможно даже поможет,- в общем, влюблённость можно интерпретировать по-разному, но одно я считаю верным…
За спиной Робин раздался характерный «плюх», когда загорелое тело мечника ныряет в холодные воды океана.
- Любовь это не что иное, как взаимодействие половых гормонов, тестостеронов и эстрогенов,- начинает нравоучительно повторять заученный текст оленёнок,- возникает желание постоянно видеть объект обожания, пропадает сон и аппетит. При виде возлюбленного, ладони начинают потеть, дыхание перехватывать и даже заикаться. Гормоны спровоцировали наш мозг на выработку химических веществ. Серотонин, норадреналин, которые заставляют организм волноваться, и допамин, приносящий чувство счастья…
Мокрый мечник перешагивает через булькающего капитана, чтобы нацепить катаны на пояс и направиться зачем-то в камбуз.
Оленёнок, распылившись своей речью и то как она звучит, продолжает:
- Два различных гормона контролируют наступившую стадию любви – окситоцин и вазопрессин. Окситоцин усиливает взаимную связь влюблённых, цементирует её. Он также является одним из веществ, отвечающим за схватки во время родов и процессом оргазма. Чем больше секса происходит у любящих, тем крепче их связь.
- Оленёнок-сан…- укоризненно произносит Робин, прикрывая улыбку тонкой ладошкой. Чоппер опомнился, вспыхнул румянцем и сильнее натянул на глаза шляпку.
- Я... я просто…
- Я поняла вашу мысль, доктор-сан. Но как это может помочь кок-сану?
- Ему просто нужно научиться контролировать свою больную моногамию!- воскликнул он,- но вот в методах я не совсем уверен…
Неожиданно (а может скорее даже ожидаемо) дверь камбуза с грохотом распахнулась, вместе с вылетевшим на палубу мечником.
- Удобряй свой газон за палубой, в компании маримоедных акул и черепах, мохоголовое чудовище!
Зоро, приземлившись на четыре конечности, встряхнул головой, переводя взгляд на высившегося с подносом в руках кока в дверях камбуза. И медленно губы его растянулись в угрожающем оскале.
Чоппер притих, искоса поглядывая на то, как мечник пинает закрытую дверь камбуза. Затем он снова поворачивается к Робин и громко шепчет:
- Нужно лишь более подробно узнать, какие конкретные чувства испытывает Санджи при виде обожаемых объектов и тогда, узнав о всех деталях, я смогу сделать уже более точный анализ.
- И поэтому вы обратились ко мне,- договорила Робин,- но почему бы вам не спросить напрямую у самого объекта наблюдений?
Чоппер неожиданно побледнел, при этом успев вздрогнуть, как только длинная рука поставила недалеко от него поднос с высоким бокалом.
- Освежающий коктейль из самых нежных и любящих чувств для самой прекрасной девушке на свете,- приторно ласковым голосом произнёс возникший из ниоткуда блондин.
Чоппер, казалось, окаменел.
- Спасибо, Санджи-сан,- поблагодарила Робин,- вы оказались очень вовремя.
- Неужели прекрасная Робин-тян хочет признаться мне в любви?!- воскликнул кок, подпрыгивая на ватных ногах,- это самый прекрасный день в моей жизни! О нет-нет! Позвольте, Робин-тян, я первый признаюсь в своих чувствах!
Где-то недалеко характерно и презрительно хмыкнули, отчего сердечки в глазах Санджи стали таить под медленно подёргивающейся бровью.
- Чоппер-сан обеспокоен вашим сердцем, кок-сан,- пояснила женщина, не сводя тёмно-синий глаз с удивленного блондина,- он беспокоится, что вы отдаёте его всем подряд на растерзание.
- Ради прекрасных мелорин оно и было создано,- ослепительно улыбнулся в ответ Санджи,- но если хотите, Робин-тян, забирайте всё! Я полностью ваш!
- Вы очень щедры и неосторожны, кок-сан. И всё же, не могли бы вы ответить нашему маленькому доктору на кое-какие вопросы?
- Если вы просите меня об этом, то с превеликим удовольствием,- Санджи склонился в поклоне и, выпрямившись, повернулся к доктору,- ну чего надо? Спрашивай?
Чоппер снова вздрогнул, поджал нижнюю губу и исподлобья глядел, как блондин губами вытягивает сигару из мятой пачки.
- Санджи!- резко начал он,- что ты испытываешь, когда твой вазопрессин начинает контролировать моногамию?!
Выуженная зажигалка в длинных пальцах дрогнула.
- Экспериментально доказано, если искусственно подавлять численность вазопрессина в организме мужчины, он быстро теряет интерес к партнёрше. Я не могу пока тебе ничего точно сказать, но если ты будешь больше поглощать серотонина, то твоя неправильная моногамия среагирует положительно, и воля к стойкости к женщинам прибавится!
Пепел медленно падает с прикуренной, но не тронутой сигареты.
- Серотонин присутствует в шоколаде и клубнике, поев их можно слегка «осчастливиться», и в твоём случае - перестать любить женщин!
Казалось, что корабельный врач словно сияет изнутри, даже синий нос стал более яркого цвета.
- Стоп!- вздёрнул кок вверх руку,- я ничего не понял, кроме одного – с какой стати я вообще должен лечиться от женщин?
- Н-но... как же Санджи… а твоя постоянная кровь из носа и…
Оленёнок как-то стушевался под этим грозным взглядом.
- Это моя любовь и моя сущность, и те единственные крупицы удовольствия ради которых я живу, а тут мне «мохнатый стратегический запас пищи» утверждает, что я должен сдерживаться – поедая… клубнику?!
- Идиот!- пискнул обиженно оленёнок, сдерживая выступающие слёзы.
- Кок-сан, вы не правильно поняли доктора-сана,- вкрадчиво начала объяснения Робин,- он из лучших побуждений хочет помочь вам избавиться от наиглупейшего выражения на вашем милом лица при виде девушек, а так же дать вам возможность не терять драгоценную кровь понапрасну.
- Робин…- тян, вы жестоки,- прохрипел кок, падая на колени.
Робин лишь привычно улыбнулась.
- Доктор-сан, вам не стоит обижаться на кок-сана и продолжайте задавать вопросы, в более доступной для повара форме.
Санджи как-то печально всхлипнул от новых слов Робин.
Чоппер шмыгнул носом.
- Ну ладно…- простил он, доставая блокнот из чёрной сумки и разворачивая его,- что ты чувствуешь, когда видишь объект вожделения? Дрожь в пальцах? Откуда идёт прилив сил? Дёргаются ли какие-либо части тела?
Санджи поднялся и как-то странно оскалился, от чего олененок, сделав выводы, сам понаставил себе крестики в нужных местах бланка.
- Любовь – это прекрасное и ничем не загрязнённое чувство. Настоящая любовь – как самый мягкий зефир, с привкусов ванили и аромата яблочного джема! И тебе хочется вкушать эту любовь как можно чаще, пробуя каждое послевкусие многогранного чувства,- вдался в лирику кок, раскуривая очередную сигарету.
Он присел на перила, закинув одну ногу на ногу.
- Так, любовь... не влюблённость…- бормотал оленёнок,- а руки потеют, когда твоя любовь близко?
Санджи согласно кивнул.
- Дыхание учащается? Заикаешься?
Снова кивок.
- Хорошо, как ты разговариваешь с возлюбленной?
- Как вы соблазняете кок-сан,- уточнила Робин. Чоппер согласно поддакнул.
- О-о-о.. Робин-тян!
- Ближе к делу, кок-сан.
Санджи грустно вздохнул и, направив кончик сигареты в мордочку оленёнка, серьёзным чуть назидательным тоном произнёс:
- Когда вы останетесь одни в комнате, случайно потуши свет.
- Свет…- монотонно повторял за Санджи оленёнок, записывая в блокнот.
- Подойди к ней не слышно сзади или с боку, если твоя любовь пуглива. Наклонись к ней, так… чтобы твоё дыхание слегка щекотало ей шею.
- Наклонись… шея… зачем?- не понял оленёнок, отрываясь от блокнота и, хлопая в удивлении глазками, непонимающе глядя в серьёзное сосредоточенное лицо блондина.
- И когда она от неожиданности развернётся к тебе, придвинься к ней так, что бы вы чуть-чуть соприкасались носами. Ласкай её взглядом…
- Ласкай… э-э... взглядом?
- Многим девушкам это нравится,- тихо пояснила Робин в наивное мохнатой ушко оленёнка.
- И когда она подастся к тебе, вскинув вверх голову и слегка приоткрыв припухшие, полные предвкушения и волнения губки,- Санджи прикрыл глаза, сам отдаваясь блаженным воспоминаниям.
- Эм.. Санджи,- неуверенно шепчет Чоппер, сообразив, что разговор начал медленно перетекать в совсем уж щекотливую форму.
- Скажи, как сильно…
Блондин приоткрыл глаза, скользя взглядом по палубе и останавливаясь на зеленоволосой макушке.
- Ты его ненавидишь,- простонал блондин, вкладывая в голос то ли нотки отчаяния, то ли усталости.
Затем неожиданно лицо Санджи стало быстро бледнеть.
- Мне нужно готовить ужин,- он поспешно затушил сигарету об перила корабля и выкинул окурок себе за спину в воды океана,- Робин-тян, зовите меня всегда, когда захотите. Чоппер, не смей пропускать больше обеды!
И стал быстро продвигаться к камбузу, не забывая стукнуть развалившегося мечника по пути и зачем-то наорать на него.
Чоппер продолжал, не мигая, удивленно глядеть в блокнот, не замечая довольной улыбки женщины рядом и громкого вскрика «это ты во всём виноват!» на палубе.
- Его?- тихо переспросил оленёнок, поднимая голову, но не найдя повара, удивленно замотал её из стороны в сторону.
- Мне кажется, вы получили очень ценную информацию, олёнёнок-сан.
- А где Санджи?
- Наш объект исследования ретировал успокаивать возбуждённые нервы в привычной и надёжной среде обитания.
Оленёнок снова уставился в свой блокнот, затем поднял глаза на женщину.
- Мне нужно применить эти знания сейчас же!
Спрыгнув с шезлонга, он заторопился к себе в каюту, но затем остановился и, обернувшись, помахал блокнотом.
- Спасибо, Робин!
Смутившись тихому смеху и своим словам, он пробурчал что-то не совсем милое и, хлопнув дверью, скрылся в бардаке книг.

ZsZsZsZsZsZsZsZsZsZsZs
~Zz*sS~

@темы: Зоро, Санджи, фанфик