Блудливый кролик
ты рождён оригиналом, не умирай копией
Фэндом: Ван-Пис
Персонажи: тигр(!)Зоро/лис(!)Санджи, Зефф, Child
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), AU, фентези
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Отсутствие здравого смысла.
Размер: драббл
Статус: закончен


~Zz*sS~
ZsZsZsZsZsZsZsZsZsZsZs



Огромный «парк» открывался каждый день ровно по расписанию, в половине десятого, запуская первых посетителей в холл, и ровно в десять открывая все двери для тех, кто хотел отдохнуть или совершить покупки.
Укрытый большим прозрачным куполом, он включал в себя все маленькие магазинчики, которые были открыты в городе, раньше разбросанные по рынкам, теперь же, заключенные на одной большой территории. Центр называли Королевским – королевский парк.
Работающие здесь продавцы приходили открывать магазинчики в девять, а иногда и восемь утра, и уходили не позже одиннадцати ночи, продавая товар приезжим гостям или местным жителям.
Парк был одним из творений и гордостью маленького портового городка, с каждым годом набирая обороты и вознося экономику на более высокий уровень.
Работать здесь было престижно… да, и доход был немаленький.
Продавцы, открыв свои маленькие магазинчики, встречают первых ранних посетителей. Начинает свой обход глава охраны, проверяя и следя практически за всем.
Самый первый обход делает глав начальник, одевая дорогой чёрный смокинг, подчёркивающий его статную фигуру. И продавцы, по привычке заметив прошедшего мимо мужчину, с тёмно зелёными волосами и тремя серьгами в левом ухе, поспешно поправляют товары на лавках и здороваются с грозным строгим начальником - тигром.
Однако сегодня, их пожелания «доброго дня» исчезают в удивленных вздохах, видя его не в привычном строгом смокинге, а в тёмных джинсах, чёрной обтягивающей футболке, и с куклой в руке.
Точнее, вначале кажется, что эта маленькая кукла – светловолосого тигрёныша, пока наконец ребёнок в руках тигра не зашевелится, с жадным интересов разглядывая в округе всё.
Зоро несёт на плече небольшую спортивную сумку, второй держа сына на согнутом локте, немного краснея, когда видит реакцию продавцов.
- Чёртов, завитушка…- в который раз недовольно бурчит он, раскачивая хвостом из стороны в сторону.
Так уж случилось, что сегодня совершенно не с кем было оставить Роджера, а Зоро выдали недельный отпуск. И они должны были вчера собрать сумки и упорхнуть на остров, если бы, конечно, Санджи уладил все дела. Но лис не смог разобраться с один надоедливым придирчивым ресторатором, четвёртый день ведя переговоры и уже порядком изведя нервы в округе всем, от Зеффа до Зоро.
Поэтому Роджера оставили на тигра, заявив, что ему нужно сходить и купить ему пару новых водолазок, брюк и курточки, потому что, тигрёныш, быстро вытягиваясь, уже вырос из своей недавно купленной одежды.
Выстукивая по ламинированному полу, тигр обреченно обводил магазинчики взглядом, удерживая вырывающегося сына в руке. Он помнит каждый магазин огромного «парка» и знает, что детский отдел открывается позже, после обеда, и до этого времени им нужно где-то быть.
Был бы здесь Зефф, он бы уже давно придумал развлечение, ему то нравилось гулять вместе с Роджером по выходным в этом «парке», точнее в том самом детском «парке» - где были пластмассовые горки, «обезьянники», магазинчики с игрушками, паровозики на большой железной дороге, тянувшейся вдоль всего отдела… в общем, простор для тех, кто гуляет с детьми.
Но не для Зоро.
Чёрт возьми, они впервые вышли в людное место вдвоём! Он и Роджер. Сын и отец. Без Санджи или Зеффа.
- Это катастрофа, - думал про себя Зоро, опуская извивающегося маленького мальчика на пол.
- Зоро-сан! - слышит он очередной окрик, и с грозным коротким рыком разворачивается, догадываясь, что отдохнуть у него не получится, так как работа найдёт его всегда. Один из заместителей, завидев мужчину, решил унять кое-какие вопросы, связанные с парковкой, и Зоро про себя обреченно вздыхает, неужели такие вопросы они не могут решить без него?
Он суёт подписанное им распоряжение на вычету суммы для заказа новых шламбаунов, разворачиваясь полу боком и протягивая руку, собираясь ухватить оставленного на полу сына.
Однако рука хватает пустоту. Тигр, похолодев, резко оборачивается, замечая, что тигрёныша рядом нет. В панике, отец крутится на месте, оглядывая большие магазины, пустые ещё пока что коридоры и лавочки в поисках светловолосого маленького тигрёныша. И не находя его, в ужасе седеет.
Звук падающих коробок привлекает внимание мужчины, и он разворачивается в другую сторону, зорким взглядом углядывая в одном угловом магазинчике взмах тонкого тигриного хвоста.
Он оказывается в магазине в пару шагов, огибая продавщику, пытающуюся вытащить застрявшего тигрёныша в поделочных декоративных коробок для подарков.
Зоро хватает малыша на руки, бурчит извинения и быстро покидает помещение, большими шагами уходя дальше по блестевшему начищенному полу вглубь «парка».
Он решил, что хотя бы переждёт время до открытия детского отдела у дверей этого самого отдела, на случай, если они откроются раньше.
Конечно, дойти ему всё равно не дали. Остановив уже за следующим углом с не менее глупым, чем в прошлый раз вопросом. Зоро недовольно рычит, в лоб намекая, что его сейчас здесь нет… а затем его взгляд зацепляется за явную ошибку, составленную в договоре, который ему протягивают и суют под нос.
Мальчишка упорно вырывается из крепких рук отца, насупив щечки, маленькими пальчиками царапая загорелую кожу, цвет которой передался ему по наследству. Он всё же выпутывается на волю, под недовольное ворчание папы-тигра, сейчас слишком занятого, чтобы успокаивать сына. Но отпустить так просто его не собирались – толстый тигриный хвост мужчины обвился вокруг пухленького тельца малыша, останавливая его поползновения к новой витрине.
Малыш, дёрнувшись, не удержал равновесия и упал на попу, недоуменно глядя на обвивший его упругий хвост. Маленькие пальчики, зарывшись в шерсть, дергают волосики, заставляя хвост мелко подёргиваться от неприятных чувств.
И стоило мужчине чуть-чуть ослабить хватку, как Роджер уже выпутался из плена, светло голубыми яркими глазами уставившись на цветную витрину. Поднявшись на ноги, он быстро потопал к желаемому.
Если бы не стеклянная изгородь, которую он совсем не заметил.
Малыш стукнулся лбом о стекло, снова приземлившись на попу и недоуменно глядя перед собой. Зоро чертыхнулся, бросив искоса взгляд вниз, затем опять вернувшись к документу. Затем опомнившись, он резко разворачивается, в ужасе, в который раз понимая, что тигрёныш исчез. Рядом раздалось знакомое хныканье, как он знал, которое может вполне перерасти в громкий плачь.
Зоро сует бумаги работнику, быстро поднимая хнычущего тигрёныша на руки, недовольно на него рыча и проклиная почему-то Санджи.
Роджер в молчании плакал, и больше не от той боли во лбу, а потому, что ему не позволяют добраться до желаемых ярко красно-желтых шариков и ленточек, так и манивших к себе. Тёплые руки отца чуть грубовато поглаживают, и это только сильнее обижает Роджера, он зарывается носом в грудь отца, хныча громче и сжимая его футболку маленькими пальчиками.

Зоро, увлекшись окончательно появившееся проблемой, причём с ошибкой, явно от его невнимательности, только спустя немало времени, когда ему уже тонко намекнули, что дальше вполне справятся сами… спохватился.
И спохватился всерьёз, глядя на совершенно пустое кожаное кресло его рабочего кабине. На полу, под ним, валяются разобранные и погрызенные письменные ручки, разрисованная мятая бумага и распотрошенная сумку, которую он взял с собой.
Но Роджера в кабинете не было.
Тигр метнулся к выходу.
Роджер, в это время уже прокатившись на эскалаторе и порвав свой джинсовый последний комбинезончик, вышагивал по длинному холлу большого «парка», глядя на своё мутное отражение на вычищенном до блеска полу. Удивительное дело, что никто не замечает маленького тигрёныша, с пушистыми мягкими светлыми волосами, так ярко контрастирующие с его загорелой, цвета бронзы, кожи. Вздёрнув вверх длинный тигриный хвост, он уверенно шёл только в его ведомом направлении.

Высокий, полноватый старик, с длинными седыми усами, ковыляя на правую ногу, не спеша идёт в сторону «детского мира». Кто-то узнает в этом пожилом мужчине в светлом джемпере, укрывающий большой живот и строгих брюках, цена которых была далеко не маленькой, одного из самых влиятельных жителей портового городка – Зеффа, управляющего известным ресторанным бизнесом «Баратии».
Седой старик смотрит на циферблат своих позолоченных часов «роликс» - он прибыл сюда раньше, чем планировал. Его старческое сердце, почему-то твердило ему, что оставлять двух упертых тигров одних, нельзя. Зоро, конечно, хороший отец – но в некоторых вопросах, полнейший рассеянный баклажан.
Старик поднимается на третий этаж, проходя мимо торговых маленьких магазинчиков, мимо торговых «островков», лениво переводит взгляд с одного отдела на другой, не сильно вглядываясь в случайных прохожих, которых, несмотря на полудне уже было достаточно для «парка». Он лишь на секунду зацепляется за уверенно топающего за высокой женщиной-лисой тигрёныша и ковыляет мимо.
Зефф резко останавливается, разворачиваясь, и глядя в след этим двоим.

Роджер был на грани отчаяния, когда неожиданно понял, что в округе так много больших и страшных людей, а он один, заплутавший где-то. Тигрёныш жалостливо хнычет, усаживаясь рядом с большой керамической вазой, потерянно глядя на снующих с большими пакетами людей.
Он насупился, от чего даже его светлые волосики чуть приподнялись, показывая, что обиженный испуганный маленький хищник, плача, но будет рычать и кусаться, есть нужно будет. Яркие ленты и подарочные коробки уже не привлекают и не заманивают к себе, казавшись теперь страшными ловушками.
Роджер готов заплакать уже в голос, чтобы руки отца подхватили его и утешающее стали гладить, когда он неожиданно замечает покачивание длинного лисьего хвоста, с белой кисточкой, очень знакомое. И пускай запах был совсем другой – яркий, острый, женский, непривычный, Роджер, отчаянно желал уткнуться носом в эту блестевшую длинную шерсть.
Он, в силу своих возможностей, быстро перебирает ножками, протянув вперёд ручки, лишь бы ухватиться за желаемый хвост. Только ножки запинаются друг о друга, и он падает на колени, затем так же, насупившись, уперто поднимается, снова преследуя свою цель, полный уверенности, что он всё равно поймает, зароется носом и больше не отпустит, никогда.
Его неожиданно резко хватают, удерживая поперек туловища и под попой. Тигрёныш недовольно рычит, но вскоре узнает сладко пахнувший запах старика.
- Деде!- восклицает мальчишка, обнимая его за большой живот и зарываясь носом в грудь светлого джемпера.
- Куда же ты шёл, баклажан мелкий,- недовольно ворчит Зефф, удобнее перехватывая громко урчащего малыша в своих руках, скорее пытаясь ворчанием прикрыть беспокойство,- и где твой топографический кретин-отец?!
Старик смотрит по сторонам, пытаясь найти зеленоволосого мужчину, где-нибудь поблизости. Но Зоро рядом не было.

Если в мире и существовало вселенское облегчение, то Зоро его познал, завидев на одной из камер слежения потерявшегося малыша, усевшегося под вазой. На вопрос, как его сын смог подняться на второй этаж «Парка» так и осталось загадкой для Зоро. Мужчина, совсем забыв о том, что у него топографический кретинизм, неожиданно выбрал правильное направление, не задумываясь куда нужно свернуть и ведомый только тем, что его тигрёныш, сидя один, начнёт сейчас плакать.
Он добегает до места и в ужасе видит, что мальчишки уже здесь нет. Зоро проверяет все вазы, заглядывает в ближайшие магазинчики, но тигрёныша нет, и никто не видел.
Когда уже, казалось бы, отчаяние стало охватывать мужчину, он неожиданно заметил их, сидящих на лавочке, рядом с небольшим бассейном, где искусно вырезанные русалки, выливали из кувшинов не прекращаемый поток воды, и куда кидали монетки на счастье и исполнения желания, верующие.
Зефф придерживает наклонившегося к бассейну мальчишку, во все глаза разглядывающего то, как падает вода из кувшина русалки. Роджер показывал ему пальчиком на воду, второй рукой сжимая большой кусок рыбного пирога, который старик купил ему совсем недавно, успокоив и прекратив поток больших слёз.
Зоро готов был упасть прямо здесь. Он вскидывает голову, прикрывая облегченно глаза, чувствуя, как тяжелый груз падает с плеч.
Зефф, хмыкает, глядя на взъерошенного, тяжело дышащего от быстрого бега зеленоволосого мужчину, застывшего в паре метров от них.
Роджер, учуяв тигра, резко оборачивается, потеряв интерес к русалкам и рыбкам, вскидывая голову к возвышавшемуся большому тигро-папе. Он вскидывает ручки вверх, нетерпеливо топая ножками по коленям деда:
-Маимо! Маимо! – зовёт он его, выученным недавно словом, которое папа-лис постоянно использовал. Зоро, уже привыкнув, и поняв, что отучить малыша звать его по-другому не получается (пока что), лишь устало улыбается, забирая нетерпеливого ребёнка с колен старика. В губы ему тут же уперся кусок пирога, сующего ему в лицо, заботливым тигрёнышем, желающий накормить вечно теряющегося папу.
Зоро покорно кусает, жуя и улыбаясь, перехватывая улыбающегося тигрёныша в своих руках, чуть взъерошенного, с чарующими светло-голубыми глазами.
Он подтаскивает его к себе ближе, слизывая засохшие крошки на его пухлом лице, слыша, как тигрёныш довольно и очень громко урчит. Роджер, стесняясь, зарывается носом в изгиб крепкой шеи и, марая чёрную футболку отца пирогов, обхватывает его руками, крепко прижимаясь и не собираясь больше слазить с тёплых надежных рук.
Папа, в понимании Роджера, что-то гудит, его большая широка грудь мерно вздымается, и внутри он слышит низкую вибрацию его голоса. От папы очень тепло, пахнет чем-то приятным, и Роджер сильнее сжимает пальчики на шее отца, успокаиваясь окончательно.

Слазить с рук отца тигрёныш больше не собирался, ему было здесь очень комфортно, а главное с высоты папиного роста, можно было так много увидеть. Иногда он покорно вытягивал ножку, чтобы деда померил новую обувку для него. Все эти походы в магазин были очень интересны и увлекательны, а потом ему купили блинчики со сметаной, и Роджер сытый, улыбался, весело покачивал полосатым хвостом из стороны в сторону.
И вот когда они вступили в большой, со множеством игрушек, ярких бабочек, летающих вертолетиков… мир, Роджер, раскрыв рот, стал вырываться из рук папы, не выпуская однако его руки и ведя его за собой, чтобы показать ему то, что так сильно ещё с прошлого раза запало в детскую душу.

Высокий, светловолосый мужчина, расплатившись за такси, быстро взбирается по родным ступенькам дома. На дворе была глубокая ночь, в доме свет был выключен, а значит, его семья уже спала. Он дёргает ручку на себя, зная, что Зоро иногда забывает запереть дверь.
Как и предполагалось, муж забыл это сделать и в этот раз. Осторожно и тихо ступая в уютный холл, он вздыхает приятные запахи остывшего ужина. Лис щёлкает замком, запирая дверь и тихо опуская чёрный кейс на тумбу в прихожей. Разувшись, он расстегивает на ходу свой пиджак, и ослабевает галстук.
У них большой дом, сделанный по стилю их старого первого дома, когда они ещё жили не здесь, когда они ещё были сами мальчишками. Он входит бесшумно на кухню, ступая по чистому ковру и замечая своего старика, усевшегося в большом мягком кресле, занесенное с закрытой лоджии.
Зефф, оторвавшись от чтения книги, поднимает на него взгляд, глядя поверх своих очков.
- Явился, баклажан,- тихо хрипит он в приветствии.
Санджи искривляя скептически губы, выдыхает.
- Он меня достал, старик.
Лис скидывает пиджак на спинку стула, направляясь к плите и заглядывая в приготовленный Зеффом. Приятные запахи остывшего соуса, отзываются урчанием в животе.
- Я послал его в далёкие дали, и он согласился,- бурчит лис, закрывая крышку обратно и, подходя к холодильнику, выуживает банку с холодной минеральной водой. Он жадно глотает живительную влагу, слыша кряхтение Зеффа, как всегда скупого на комплементах.
Ни Зефф ни Санджи не верили, что этот вредный, свалившийся им на голову идиот, согласится проводить вечер в их ресторане, поэтому они были готовы к отказу. Но видимо, удача сегодня была на стороне Санджи, и подписанный договор, в трех экземплярах теперь покоился в его кейсе.
Зефф, пока лис ел, рассказывал ему о героическом походе двух тигром в «королевском Парке», вызывая теплую, но ехидную улыбку у лиса.

Спустя не менее часа, когда старик ушёл домой, выполнив свой долг, Санджи, наконец, проходит в глубь дома, в большой зал, с уютным каменным камином, мягкими кожаными креслами и овальным мягким ковром, где он и нашёл развалившегося тигра.
Зоро безмятежно спал в разбросанных игрушках, похрапывая во сне, и не замечая старательно запрятанных в его короткие волосы маленьких погрызанных солдатиков.
Санджи хмыкает, видя, как прижимает к себе плюшевую большую игрушку зайца мужчина. Он присаживается на корточки, глядя в родное лицо с вечно хмурыми бровями, углядывая три золотые серьги в ушах, с приклеенными к ним заботливым сыном наклейками.
Лис поднимается, осторожно обходя мужа и проходя в одну из дальних комнат.
Спальня была сделана в теплых желто-зелёных тонах. Лис облокачивается о косяк двери, скрещивая на груди руки. Пухленький тигрёныш, уложенный заботливым дедом, спал, как и отец - на спине, раскинув руки и ноги, и тихо сопя. Санджи вслушивается в сопение, не замечая собственной усталости.
Никогда бы он не подумал, что жизнь его обернётся так. Но в такие моменты, он не жалел ни о чем.
Проснувшийся Зоро, спустя пару минут подходит сзади, сонно обнимая со спины. Он ворчит ему что-то за место приветствия, укладывая тяжелую голову на жёсткое плечо. Вымотанный за день, тигр быстро заснул в доме, свалив на Зеффа, как Роджера, так и покупки.
Проснувшись от шелеста рядом с собой, он углядел в приглушенном свете ламп облик лиса, затем нашёл его в дверях спальни Роджера.
Обняв со спины, Зоро навалился на него, уложив голову на плечо, крепко сжимая на талии и стоя вновь засыпая.

ZsZsZsZsZsZsZsZsZsZsZs
~Zz*sS~

@темы: Зоро, Санджи, тигр/лис, фанфик